Вышедшая в прокат месяц назад картина «Французский вестник. Приложение к газете «Либерти. Канзас ивнинг сан» успела собрать множество отзывов критиков и любителей киноискусства. Номинант 74-го Каннского кинофестиваля не перестаёт открывать перед нами новые грани эстетики и концептуализма. В объективе мастера трагикомедии Уэса Андерсона разворачивается настоящая фантасмагория, присущая его творчеству.


Своё «любовное письмо журналистам аванпоста американской газеты в вымышленном французском городе XX века» Андерсон составил из утончённого духа Франции после Второй мировой войны, магии профессии газетчика и сопроводил блестяще подобранным «редакторским отделом» (Бенисио Дель Торо, Эдриен Броуди, Тимоти Шаламе, Леа Сейду). Примечательно, что в кинокартине фигурируют «постоянные гости» фильмов режиссёра: Тильда Суинтон, Билл Мюррей, Фрэнсис Макдорманд.

Место действия – Франция, вымышленный провинциальный городок Эннуи-сюр-Блазе (прим. – от фр. «Тоска-и-апатия»), местом съёмки и прототипом которого стал город Ангулем на западе страны. Время – живые, уютные, молодые 1960-е.

Редакцию маленького издания наполняет тишина. Кресло главреда Артура Ховитцера-младшего в исполнении Билла Мюррея пустует. Газета на закате своего существования – Ховитцер умирает от сердечного приступа, завещая прекратить издание малотиражника после своей смерти. Редколлегия составляет самый большой за свою историю прощальный номер – «лебединую песню» уходящей с витрин киосков газеты. В нём – вся правда, без сокращений.

Фильм «собран» из четырёх разных историй, вышедших из-под пера журналистов редакции. Литературная структура фильмов вообще присуща творчеству Уэса Андерсона. Режиссёр изобретательно передаёт атмосферу периодики 60-х годов. Ожившие на экране очерки представляют собой лоскутное одеяло – разрозненные цветные части «сшиваются» умелым портным воедино.

Герои историй – люди абсолютно разных миров. В одном очерке уживаются рядом арт-критики, заключённый художник-абстракционист и его муза-надсмотрщик, престарелые богачи, студенты-бунтари, настроенная против них мэрия города, солдаты и, конечно же, журналисты всегда в центре событий, вооружённые блокнотом и острым глазом наблюдателя. Фильм показывает нам удивительные хитросплетения их судеб. Это некий оксюморон под яркой обложкой, цвета которой взяты из классической палитры режиссёра.

Авторский почерк в картине, как всегда, узнаваем. Это упорядоченная, структурированная эстетическая система, красота обыденного, ода симметрии и цветовому единству кадра. «Вестник» дышит по-настоящему юным воздухом и полной свободой самовыражения. Представлен целый спектр приёмов: анимационная вставка, полиэкран, чёрно-белый формат. «Четвёртая стена» с треском рушится под натиском объектива Андерсона – персонажи смело смотрят прямо на зрителя. На сей раз режиссёру удалось создать одновременно статичную и гиперактивную картинку – бесконечное движение персонажей в кадре, напоминающее по яркости бразильский карнавал, сменяется статичным кадром пейзажа, почти не обрамлённым звуком. Мэтр визуальной стороны кинематографии обращается к тёплым оттенкам – это жёлтый, оливковый, сочный апельсиновый, марсала, оттенки бежевого и песочного. В отличие от холодных цветов «Отеля «Гранд Будапешт», прошлой работы автора, тёплые цвета «Французского вестника» настраивают восприятие зрителя на камерную, домашнюю обстановку, уютную атмосферу маленьких музыкальных баров, провинциальных европейских улочек, где жизнь законсервировалась, а время, кажется, застыло в огнях витрин.

О чём же заявляет задуматься Уэс Андерсон в своем «манифесте»? Какие смыслы кроются за чехардой сюжетов, кадров, лиц и событий и в чём трагизм уэсовского мира? Вообще, фильмы режиссёра – это всегда рефлексия. Рефлексия человека, живущего в мире всеобъемлющего космополита, наблюдающего за его распадом и продолжающем писать печальные заметки о закате. Весь фильм – душевное, но безвозвратное прощание с ушедшей эпохой. Эта тоска свойственна предыдущим работам автора – в «Отеле «Гранд Будапешт» кажущееся вечным спокойствие сменялось войной и упадком, в «Королевстве полной луны» разрешение конфликта «отцов и детей», взрослых со взрослыми, детей с детьми стирало грани между возрастами и социальным положением. Во «Французском вестнике» стираются границы мироощущения, чувств людей.

Уэс Андерсон – мальчик, выросший на литературных журналах своего времени, который, повзрослев, привнес в мир кино притягательность литературы. В своё время он зачитывался Сэлинджером, выписывал воспитавший не одно поколение интеллектуалов «The New Yorker» (американский еженедельник, прототип «Вестника») и сам мечтал стать писателем. Мир теперь всё дальше и дальше удаляется от идеалов его юности, от той абсурдно-трагикомичной, но доброй модели, которую режиссёр создавал в своих работах. Это раскрывается именно тогда, когда вечно юный, улыбчивый Андерсон перестаёт смеяться и погружается в размышления, в магию тишины и созерцания закономерного хода жизни, чисто французский экзистенциализм (вслед за Жаном-Люком Годаром). Одна из его наиболее сильных работ, сегодняшний «Французский вестник», воспела «золотой век» американской журналистики, обнажила единство мира – единство сходного и противоположного, а также возложила последние цветы на камень ушедшей эпохи красоты и романтики.

Мария Гришкова

admin
webmaster@izum.yujin1st.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.